11.05.2018, 8:04 13342 «Гатагов мне до сих пор обещает майку Смакова» - Аскар Ильясов

Как актер из Астаны попал в фильм Данилы Козловского? Что хуже: казахстанский футбол или казахстанское кино? В чем причина такой популярности фильмов о спорте и почему наши актеры так неестественны в кадре? Корреспондент СИА «SPORTINFORM» поговорил с Аскаром Ильясовым, исполнителем одной из ролей в нашумевшем фильме «Тренер».


- Аскар, самая неожиданная реакция на «Тренер», которую ты услышал за это время?

- От родителей. После премьеры приходило большое количество сообщений, поздравлений от земляков, наплыв подписчиков. Столько старых друзей и одноклассников меня вспомнило. Смешно написал один парень: «Привет, Аскар. Помнишь, ты у меня 500 тенге брал в долг и не отдал?». Я говорю: «Привет, не помню». «Ну, поздравляю с премьерой». Такой был диалог. И вот на контрасте от всех «гордимся, поздравляем» - реакция родителей была самой неожиданной.

У нас есть семейная конференция, поэтому я знал, что они собираются идти в кино. Сначала оттуда приходили фотографии, мол, сидим с попкорном - ждем. Проходит два часа. Два с половиной. Три. Никто не пишет. Три с половиной. Тут уже я не выдерживаю: «Так, семья, вы ничего не хотите мне сказать?!». Папа звонит: «Привет, сына, вот сходили на фильм. Ну, знаешь, понравилось. Видно, что…дорого снято, что…старались. Футбол красиво снят, молодцы».

Я говорю: «Пап, да ладно, кому ты рассказываешь? Давай колись, что тебе не понравилось». И здесь он уже высказал свое мнение, указал грамотные замечания. То же самое потом было с мамой. Мои друзья или друзья родителей думали, что уж папа с мамой там, наверное, вообще от счастья прыгали – но нет, такого не было. Этим они и отличаются. Тихо радуются, при этом анализируют, конструктивно комментируют все мои работы.

- Расскажи, как ты попал в самый кассовый фильм последних недель?

- Слушай, я состою в актерском агентстве. Там в специальной анкете заполняешь, что умеешь делать – водить машину, ездить верхом. У меня было написано, что играю в футбол. Причем когда я еще учился (ТИ имени Щукина – авт.), мы выиграли турнир среди театральных вузов. Возможно, таким образом, молва и прошла. В ноябре 2016 года Даня (режиссер Данила Козловский – авт.) пригласил меня на знакомство. Он произвел огромное впечатление, рассказал идею, спросил, действительно ли я хорошо играю в футбол. Я сказал: «Давай проверим».

- Что делали на футбольных пробах?

- Сначала собрали всех актеров, поделили на команды и начали играть. Кого-то посмотрели, кого-то отсеяли. Затем давали разные задания на координацию, контроль мяча. На следующих пробах начали снимать что-то с камерой, постепенно отсеивая неподходящих. Поэтому когда Даня пригласил меня на «Мосфильм» и сказал, что хочет видеть в проекте – я с большим удовольствием согласился. Но самое интересное началось после. Два месяца, шесть дней в неделю мы собирались по утрам и тренировались на стадионе «Янтарь». У нас было два тренера: главный и по физ. подготовке. Для человека, всю жизнь следящего за футболом – это было началом исполнения мечты. Все эти утренние квадраты, упражнения. Было непросто, но в кайф.

- Самая интересная история, связанная с Козловским?

- Мы снимали сцену празднования гола, начали радоваться, веселиться. Тут Даня в рацию командует - «стоп». При этом у нас было полное ощущение, что мы сделали что-то очень хорошее. Прибегает Даня и говорит: «Ребята, это было очень, очень и очень плохо. Это ужасно». Потом поворачивается к Лео: «Лео, это у вас very bad, very bad». И убежал, мы долго смеялись над этим. Вообще меня впечатляла его заряженность. Таких целеустремленных людей, которые настолько заражены своей идеей - в жизни не видел. Я везде это говорю, но почему-то забываю упомянуть, как он относился к нам в мелочах. Знаешь, я тебе приведу простой пример.  

Снимаем сцену футбола, а у бровки стоят бутылки со спортивными добавками. Вообще они стоят просто для картинки, антуража, но Даня всегда настаивал, чтобы там была вода с идеальной температурой, пропорцией добавок, витаминов. Была корзина, где лежали протеиновые батончики, бананы. Мелочи, но они сильно вдохновляют, и я понимаю для чего это. Он относился к нам так, как хотел бы, чтобы относились к нему. Наверное, к Даниле уже так и готовятся, но что к нам было отношение как к актерам экстра-класса – это очень полезный опыт.

 

- Как думаешь, в чем причина такого сильного тренда в России на кино о спорте?

- Причина очень простая. Одна и та же команда, одни и те же продюсеры. Команда, которая нашла свои золотые прииски в жанре спортивного кино. Они приглашают крутых артистов, режиссеров и делают это обалденно. Поэтому это выстреливает.

- Тебе не показалось, что в этой спортивной трилогии («Легенда №17», «Движение вверх») - «Тренер» выглядит самым слабым?

- Ну, я бы не назвал «Тренер» слабее. Нужно учитывать, что сюжет «Легенды» и «Движения» -реальные исторические факты, снятые на реальных событиях. Считаю «Тренер» самым крутым российским фильмом о спорте, выдуманным от начала и до конца. Поэтому их в этом плане даже сравнивать сложно. Плюс дебютант Даня. Пишут, что ему не хватает опыта, но, по-моему, это очень свежо снято. По картинке, по стилю, по вкусу «Тренер» лучший из этих трех фильмов.

- Когда смотришь некоторые наши фильмы, игра актеров часто выглядит искусственно. Чувствуется какая-то скованность артиста перед камерой, заученность текста. Почему такое происходит именно у нас, и почему местами это чувствовалось в «Тренере»?

- Отчасти это от того, что нет школы или она очень слабая. Взять моих друзей, Айсулу (Азимбаева – авт.) ничего актерского не заканчивала, но я ее считаю очень талантливым самородком. Аружан Джазильбекова, Санжар Мади, Дина Тасбулатова, Чингиз Капин, который, кстати, закончил ВГИК. Все люди талантливые, способные, но если еще пофантазировать и представить, что у нас была бы сильная актерская школа. Даже не так. Если бы уполномоченные на это люди были в этом заинтересованы, то мы бы имели совсем другой результат. По поводу «Тренера» надо разбирать. Кого ты имеешь ввиду конкретно?

- Смотри, когда видишь фин. директора «Метеора», к сожалению, не вспомню его фамилию. Это выглядит очень естественно. А, например, Варя (Ольга Зуева – авт.) – это то, о чем я говорил.

- Это Ростислав Бершауэр. Он опытный актер и я подмечаю, что театральный. Оля Зуева оканчивала курсы в Штатах, причем актерско-режиссерские. Школа - вот и весь ответ. Поэтому ты видишь и у тебя такое ощущение. То же самое и с казахстанским кино. Вообще в «Тренере» мне так не показалось, но я могу представить, от чего так могло показаться. Возможно, резкий монтаж не дал воздуха, чтобы актерские данные могли полноценно раскрыться. В этом смысле, конечно, всех выигрывает опытнейший Ильин. Это опыт, а ведь в основном играли молодые артисты.

- У тебя при просмотре не возникало ощущения, что картинка и музыка в фильме жили отдельной жизнью?

 - Ну да, часто об этом говорили друзья. Я тебе скажу, с чем это связано. В театре считается плохо, когда происходящее на сцене и музыка идут в один тон. Допустим, сцена слезливая и музыка такая же. Это считается дурновкусием. Когда и так уже заплачем, а вы нас еще умоляете плакать. Самые крутые режиссерские решения в театре - это когда все происходит контрапунктом. Например, актер стоит спокойно и ничего с ним не происходит, а музыка просто разрывает! Или наоборот, идет драка или бой, а там играет Бах. Когда такие контрапункты точно попадают - это круто. Поэтому я себе представляю, почему выбрана та или иная музыка. Кое-что мне очень нравится, кое-что может быть под вопросом. Тут прямо на любителя, вкусовщина.

 

- Не расстроился, когда узнал, что автогол доверили твоему персонажу?

- Брат после премьеры шутил: «Братишка, ну как так, я со своими пацанами пришел футбол посмотреть, а ты тут в финале сам себе забиваешь! Прикалываешься?». Мне же, как любому актеру было приятно, что мой персонаж повлиял на игру. Хоть и в такую сторону. Вообще этой сцены не должно было быть. Там было так, что я ошибаюсь на поле позиционно: должен был высунуться вперед, остаться в полупозиции и проморгать нападающего.

Мы пробовали пару раз, потом Даня говорит: «Нет, что-то не то. А давайте автогол сделаем! Аскар, сможешь?». Он сразу придумал схему, как это все разыграть. И понимаешь в чем сложность? Нужно ведь чтобы мяч случайно в тебя попал. Там мало, что вошло в финальный монтаж, но у меня от повторений ноги стерлись, это было больше 30 дублей. Бедный стадион «Краснодара», мы перед Галицким в большом долгу, потому что я просто вспахал это поле.

- Вы ведь снимали и на «Стэмфорд Бридж». Успел посмотреть английский футбол?

- Руководство «Челси» нас очень хорошо встретило, заселили в гостиницу на территории стадиона, провели экскурсию. Ребята даже успели с футболистами сфотографироваться, я прилетел на день позже. На следующий день мы пошли на «Челси» - «Эвертон». Конечно, это целая культура. Какие еще могут быть впечатления, кроме детских? Тем более мы были в вип-ложе, поэтому все было как в сказке. Будем считать, это такая генеральная репетиция перед моей поездкой на «Энфилд». Хотя я «Ливерпуль» уже видел, когда они приезжали в Москву.

- Как получилось, что стал болеть за «Ливерпуль»?

- С ним у меня длительные отношения. Частенько думаю, почему именно «Ливерпуль». Мне близок традиционализм этого клуба. В этом отношении нравилась и клопповская «Боррусия». Они даже чем-то схожи. Поэтому сильно обрадовался, когда Клопп пришел к нам. Болею с 2005 года, но до того финала. Играли тогда в 1/8 против «Байера», я подключился как раз на свой день рождения. Прошло 13 лет и вот мы снова в финале Лиги Чемпионов. История циклична.

 

- За нашим футболом не следишь?

- Раньше часто ходил, еще при «Локомотиве». Там сорвал свой голос в первый раз. Матчи «Астаны» не смотрю, но за таблицей, еврокубками слежу. Приятно, что в Москве футбольные друзья говорят, спрашивают. Стоилов и «Астана» - это исторический феномен. Потому что казахстанский футбол все время двигался постепенно, а тут такой огромный скачок. К сожалению, не был на матчах Лиги Чемпионов «Астаны». Сейчас очень много хейта вокруг казахстанского футбола по поводу зарплат. Как и везде, в России это еще сильнее. Неловко когда начинают говорить о зарплатах и их достижениях. У меня нет на это конкретного ответа.

- С Гатаговым и Сычевым говорили о Казахстане? (футболисты снимались в «Тренере», а ранее играли в чемпионате Казахстана - авт.)

- Алан и Дима очень много рассказывали про наше гостеприимство. Гатагов мне до сих пор обещает майку Смакова, но ее все еще у меня нет. Дима часто был в Астане, когда играл за «Окжетпес». Такой гастрономический турист, рассказывал, где можно вкусно поесть, где какие готовят бешбармаки. Вспоминали про футбольное гостеприимство, особенно на юге – Тараз, Шымкент, как их там встречали.

- Как думаешь, что хуже: казахстанский футбол или казахстанское кино?

- Вопрос из разряда Дудя: пукнуть на людях или сходить на матч «Окжетпес» - «Жетысу». Знаешь, учитывая, что «Астана» потихоньку прописывается в европейских турнирах, а фильм Акана Сатаева «Она» недавно был в Пусане и его дистрибьютором был «20th Century Fox», то мне кажется, они стоят друг друга и развиваются примерно одним темпом.

- Выкрутился, давай по-другому. Астана или Москва?

- Ха, я тебе так скажу. Астана - это молоденькая, красивая, скромная, воспитанная девушка, в которую ты влюблен. А Москва - это такая прожженная женщина, которой невозможно отказать и к которой всегда тянет. И вот я между Астаной и Москвой, иногда туда, иногда сюда (смех).

- Кино или театр?

- Тоже сложно. Это очень может быть похоже на предыдущий ответ. Театр - это что-то такое подробное. Театр в глубину, а кино наружу. Не бывают такого, что хочется только в глубину или только наружу. Там счастье в балансе. Когда ты набираешься глубины в театре, когда у тебя есть что транслировать наружу, то в кино. Одно без другого я сложно представляю.

  • Поделиться с друзьями:
  • НОВОСТИ
  • Популярное